Седар Андерсон: от скромного хиппи к многомиллионному бизнесмену

Поделиться

Автор: Ванесса Горман

http://www.abc.net.au/news/2015-10-26/cedar-anderson-the-man-who-revolutionised-the-beehive/6880314

 

Человек, который в корне изменил конструкцию улья

 

Представьте, что вы, потратив годы, тихо поработав в гараже над своим изобретением, вдруг обнаружите, что вам нужно взять бразды правления над многомиллионной компанией? Как выяснилось в Australian Story, такова реальность для изобретателя Байрона Бэй Седара Андерсона после того, как его новый улей стал безумным событием на сайте краудфандинга.

 

«Идея работать в офисе с 9:00 до 17:00 просто пугала. Для меня свобода является основным условием, когда я занимаюсь любимым делом, это возможность работать над изобретениями в любое время, когда у меня есть вдохновение», говорит Седар.

Но в настоящее время он только и мечтает о восьмичасовом рабочем дне, поскольку его новое предприятие заставляет работать 24 часа и семь дней в неделю.

Но не нужно его жалеть. Он осознанно на это пошел.

Будучи ребенком родителей, которые основали общество на холмах неподалеку от Нимбина, у Седара было бесконтрольное и свободное детство среди природы, воспитывающее в нем его естественное любопытство.

«Мы разбирали старую машину, доставали приборную панель, лампы и клаксон, а потом устанавливали их обратно и подключали к автомобильным батареям, и зажигали свет, и пытались что-то смастерить из множества клаксонов», — говорит он.

«Я думаю, вместо того, чтобы сидеть и смотреть телевизор, мы выясняли, как он работает».

Интерес к тому, как работают приборы, стал навязчивой идеей, в чем ему помогал его отец Стюарт, которого в обществе называли мастером на все руки.

Ремонтируя все, что попадается под руки, в семье также успевали заниматься пчеловодством.

Как работает улей Flow?

  • Улей Flow — это пластиковая рамка с матрицей сот.
  • Пчелы достраивают соты, заполняют ячейки медом и запечатывают их.
  • При повороте рычага, находящегося снаружи улья, ячейки открываются.
  • Мед стекает по каналу и вытекает из улья в банку.

Седар — пчеловод третьего поколения, вспоминает, как в детстве он разбирал пчелиные ульи, надевал самодельный защитный костюм и резиновые перчатки, обматывая их липкой лентой на запястьях.

Он также помнит, как его брата Криса ужалила пчела. Маленькая лампочка загорелась в его молодой голове.

«Должен же быть способ лучше», — сказал Седар.

Десять лет назад у Седара появилась идея. «Мы должны сделать так, чтобы можно было собирать мед, не открывая улей, без применения экстрактора и не беспокоя пчел», — вспоминает Стюарт.

Работая в своем гараже, пропитавшимся запахом меда, Седар начал разрабатывать прототип того, что в конечном итоге станет ульем Flow.

В последние несколько лет к нему присоединился Стюарт и решил несколько серьезных проблем с дизайном.

Был прекрасный солнечный день, когда они спустились к ульям, чтобы посмотреть, сработает ли прототип. Они повернули ручку, и начал течь мед.

«Мы не могли в это поверить. Мы просто наблюдали в недоумении, смеясь. Мы изобрели мечту пчеловода».

Но как вывести его на рынок? Возможно, они были детьми джунглей, но они также были детьми цифровой революции.

Седар хотел обойти этап вложения капитала с риском и представить улей «Flow» непосредственно потребителям через кампанию краудфандинга.

Гениальность этой идеи заключалась в том, что люди могли сделать предварительный заказ на улей, чтобы Седар и его команда знали, сколько их производить и получить доллары на их изготовление.

Сестра Седара Мирабай приложила усилия, чтобы создать видео:

YOUTUBE: Улей Flow

Она надеялась пробудить интерес. С момента появления видео все быстро начало продвигаться.

«Это видео распространилось с невероятной скоростью за одну ночь, заработав пару миллионов просмотров, что действительно сильно нас подбодрило. Интерес к распространению информации был массовым», — объяснил коллега Яри Макголи.

Поразительный успех кампании краудфандинга привлек еще больше внимания.

Надеясь собрать 700 000 долларов США (96 952 австралийских долларов), чтобы купить новые инструменты для завода, они перешагнули эту цель через несколько минут, собрав более чем 2 миллиона долларов США всего за один день.

В конце кампании через восемь недель у них было заранее заказано товара на сумму 12,2 миллионов долларов США.

После завершения кампании у них оставалась главная проблема, связанная с материально-техническим обеспечением.

Им пришлось выполнить 24 000 заказов и экспортировать их более чем в 130 стран.

Жизнь Седара резко изменилась. Не имея опыта в этой сфере, ему внезапно пришлось тратить много времени на материально-техническую базу, чтобы не сбиться с пути.

«Вдруг мне говорят, что у меня должен быть офис… но мне не нужен офис, это мой худший кошмар… но все в порядке, нам нужен офис… и теперь я должен ходить в офис», — рассмеялся Седар.

«Еще так много надо выучить относительно того, как управлять командой сотрудников и вести переговоры о сложном бизнесе, не говоря уже о том, как быть отцом».

Помимо общего хаоса, у них с Кайли Эзарт родился сын Джали в период реализации кампании.

Хотя Седар признает, что впервые почувствовал стресс в своей жизни, его брат Гейб был удивлен таким спокойным поведением.

«Обычно он легко переживает трудности и ведет себя довольно спокойно и собранно в таких ситуациях. Он просто делает то, что ему нужно делать, и это, похоже, его не напрягает».

Все знают, что внезапное богатство не изменит Седара или Стюарта.

Оба они до сих пор водят свои старые фургоны, заправляя их маслом растительного происхождения, чтобы сэкономить деньги и сохранить окружающую среду.

«Да, я изменился», — смеется Седар.

«Немного подготовившись, я пошел и купил свою первую новую пару обуви за последние 20 лет. Я даже в некоторой степени расслабился».